msustinov (msustinov) wrote,
msustinov
msustinov

Отношения Европы и России. Взгляд из прошлого.


Многие наши соотечественники удивлены антироссийской пропагандой, бушующей во всём западном мире. А разве когда-нибудь было иначе с тех пор, когда стало образовываться русское государство? Заглянем для начала в середину XVI века.

В 1553 году первый корабль из Англии вошёл в Белое море, и с этого времени стали налаживаться прямые торговые и культурные связи между Россией и Англией. Это очень не понравилось тем сторонам, через которые до тех пор шла российская торговля с Европой: Швеции, Польше, Ливонскому ордену, ганзейскому союзу и пр.

И вот 13 июля 1567 года польский король Сигизмунд II остерегает английскую королеву Елизавету I:
"Дозволить плавание в Московию воспрещают нам важнейшие причины, не только наши частные, но и всего христианского мира и религии, ибо неприятель от сообщения просвещается и, что ещё важнее, снабжается оружием, до тех пор в этой варварской стране невиданным. Всего же важнее, как мы полагаем, снабжается самими художниками, так что если впредь и ничего не будут привозить ему, так художники, которые при таком развитии сообщений легко ему подсылаются, в самой той варварской стране наделают ему всего, что нужно для войны и что ему было не известно".
Сигизмунд II Август (1520-1570) — король Польши с 1530 г., великий князь Литовский с 1529 г.
Елизавета I (1533-1603) — королева Англии и Ирландии с 1548 г.
Не прошло и года, как 13 марта 1568 года Сигизмунд II в письме к Елизавете I называет русского царя Ивана Васильевича (в письме — тирана)
"врагом не только Польши, но и наследственным врагом всех свободных народов".

Интересно, где он нашёл тогда эти "свободные народы", и откуда такое наследство?

Дальше Сигизмунд II предупреждает английскую королеву:
"Что всего более заслуживает внимания, он снабжается сведениями о всех наших, даже сокровенных, намерениях, чтобы потом воспользоваться ими на гибель всем нашим: зная всё это, Мы полагаем, не должно надеяться, чтобы мы оставили такое мореплавание свободным".
Иван IV Васильевич Грозный (1530-1584) - великий князь Московский с 1533, первый царь всея Руси с 1547 г. Следует отметить, что с нумерацией русских правителей по имени Иван у нас большая путаница: ведь Четвёртый номер Иван Васильевич может носить только в качестве Великого князя Московского, а как царь "всея Руси" он имеет номер Первый.

Допустим, что в то время польский король был обеспокоен успехами русских в Ливонской войне. Но вот возьмём, к примеру, печально знаменитого герцога Альбу, который в 1567-1573 гг. был наместником испанского короля Филиппа II в Нидерландах, где в самом разгаре бушевала Нидерландская революция. Ему бы разобраться с мятежниками в своих провинциях, а он 18 июня 1571 года направляет германскому сейму послание, в котором требует запретить поставки в Московию оружия и прочего военного снаряжения.

Фернандо Альварес де Толедо и Пименталь (1507-1572) — известен больше как Великий герцог Альба.
Филипп II (1527-1598) — король Испании с 1566 г.

Можно предположить, что Ливонская война взволновала всю Европу, хотя там были дела и поважнее.
Давайте тогда заглянем в 1547 год, когда Иван Васильевич боролся только с татарами — казанскими, астраханскими и крымскими. Это всё были вассалы турецкого султана, борьба с которым считалась первоочередной задачей всего христианского мира. Однако вклад Москвы в борьбу с общим врагом европейцы игнорировали, так как с точки зрения не только Рима, но и протестантских правителей, это было государство еретиков. Вот если бы московиты стали католиками, рассуждали в Европе...
Итак, в 1547 году Иван Васильевич направил некоего саксонца Ганса Шлитте в Европу к императору Карлу V с задачей навербовать там для русского царя различных специалистов: медиков, богословов, каменщиков и строителей, литейщиков, оружейников, рудознатцев и рудокопов, ювелиров и прочих мастеров. Карл V дал Шлитте разрешения для набора мастеров, но тут вмешались представители Ливонского ордена, которые указали императору на то, что усилившаяся Московия может представлять опасность не только для Ливонского ордена, но и всех соседних государств.

Карл V Габсбург (1500-1558) — император Священной Римской империи с 1519 г.; король Испании, вернее, король Кастилии и Арагона с 1516 года, но там он известен как Карлос I.
Карл V проникся серьёзностью ливонских аргументов и приказал любекским магистратам не пропускать Шлитте и нанятых им мастеров в Московию. А Шлитте к тому времени навербовал около 300 различных мастеров, но переправить на кораблях такую большую группу людей он не мог и поэтому разделил её на две части. Половина мастеров под руководством доктора Цегентера должна была добираться на Русь сухим путём, через Польшу, Пруссию и Курляндию. Другую часть специалистов Шлитте собирался переправить в Ревель из Любека.

Однако в Любеке начались бюрократические проволочки, которые закончились тем, что Шлитте был арестован, а голодающие мастера разбрелись в разные стороны. Аналогичная ситуация сложилась и для группы Цегентера, которая была задержана в Вендене или в Дерпте и тоже не добралась до русских земель.

В результате все заинтересованные европейские стороны достигли соглашения в том, что вся торговля с Московией должна была осуществляться только через Ригу, Ревель и Нарву, а товары — перевозиться только на ганзейских кораблях. В русские земли не должны были поступать оружие и боеприпасы, а также не допускалось появления в Московии различных специалистов.

А ведь Россия тогда Европе ничем не угрожала и боролась с общим врагом, но европейцы продолжали держать границу на замке; это был железный занавес, но со стороны Европы. Многие историки считают подобные ограничения одной из причин начавшейся через некоторое время Ливонской войны.

источник
Tags: Европа, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments